Для голосування необхідно авторизуватись

Знакомство (часть 4)

Предыдущая часть – https://premiya.vidatiknigu.com.ua/cape-of-winter/znakomstvo-chast-3/

4.

 

Чего он по-настоящему желал? Чего хотел от этой жизни? Чего он когда-либо по-настоящему добивался?

Он никогда не мечтал сорвать звезду с неба. Не был ленивым, но и никогда не выкладывался по полной. Он не был инициатором. Он не любил рисковать. Ему недоставало энтузиазма. Наверное, просто такой у него характер. Он никогда не пойдет напрямик, даже если этим существенно срежет путь и сэкономит время: зачем пачкаться, если рядом уже протоптана тропинка в обход? Он совершенно не представлял, каким окажется ход его мышления в критической ситуации. Он вырос с твердым убеждением в том, что критические ситуации – не его удел. За всю свою жизнь он вряд ли попадет хотя бы в одну. Амбиции? Взлеты и падения? Это тоже не для него. Его фундамент – стабильность. Неизвестность и неопределенность немного пугают его. Всегда пугали. Его удел – тихая, размеренная, обеспеченная жизнь. Обычная жизнь. Жизнь без поворотов и крутых виражей. Жизнь без приключений. Он никогда не находил в них какой-то романтики. Он вообще не мог назвать себя романтичным человеком.

Он не был зубрилкой. Он обладал аналитическим складом ума. Он рос далеко не глупым, можно сказать, даже способным, но не мог похвастаться огромными успехами или же достижениями в изучении какой-либо конкретной дисциплины, – он просто не испытывал особой тяги к какой-то определенной области знаний. Он не любил выделяться. Единственное, что его всегда отличало, так это тяга к чтению. Сначала это была преимущественно художественная литература, теперь – все, что угодно, все, что попадется под руку: будь это хоть пособие по садоводству, – он проглотит это. Находил в своей жизни время и для книг, и для общения со сверстниками. Он не любил сюрпризов и неожиданных поворотов событий, предпочитал все планировать заранее.

Он учился не потому, что ему нравилось или заставляли, а просто потому что понимал: в один прекрасный день ему придется обеспечивать себя самому, а залогом этому, как правило, выступает полученное перед этим образование. Профессию выбрал не потому, что нравилась или хотел связать свою жизнь именно с этим занятием, а просто потому что нужно же чем-то зарабатывать на жизнь, к тому же работа инженера-проектировщика систем коммуникаций ничем не хуже других, достаточно перспективная и приносит нормальный доход.

Собственно, работа – не принципиальна, а место, где он будет постигать ее тайны, – тем более, поэтому все за него решил отец: устроил сначала в престижный вуз, потом – в престижную компанию. Андрей закончил национальный технический университет, получив диплом по специальности «электроэнергетические системы и сети». Если вы что-то построили, а это может быть что угодно: от частных домов, предприятий или офисов фирм до гостиниц, клубов, магазинов и ресторанов быстрого питания, – вам понадобится либо система пожарной, либо охранной сигнализации, а также система оповещения и эвакуации, система видеонаблюдения, системы связи, телефонных и компьютерных сетей и тому подобное, а это значит, что работа Андрею всегда найдется. Начал обычным инженером-проектировщиком. В перспективе – должность ведущего инженера-проектировщика, потом – главного инженера проекта, ну и, наконец, главного инженера. В любой момент можно освоить одну или несколько смежных профессий. Андрей был доволен.

Его отец – Обухов Владимир Леонидович – инженер-строитель со стажем и послужным списком, которому можно только позавидовать. В узких кругах имя и мнение его отца имеют вес. Мастер своего дела, лидер, организатор, человек, внушающий уважение, он быстро поднялся до руководящих должностей. И хотя он сам спроектировал немало зданий, его истинной жизнью всегда была и навсегда останется строительная площадка. С недавних пор он – совладелец одной крупной строительной компании, но даже сейчас его порою просто не отличить от обычного рабочего. Высота, шум, гам – это его стихия, но сына он всегда хотел видеть в представительном костюме в каком-то офисе: надеялся, что у Андрея со временем будет свой собственный офис. Обладал авторитарным характером, не любил, когда ему перечили. О человеке судил лишь по тому, чего тот добился в своей жизни.

Мать – Обухова Ольга Игоревна (в девичестве – Аксеньева) – хозяйка довольно популярного салона красоты.

Его родители женаты вот уже тридцать лет, и Андрею в ближайшем будущем тоже предстояло сделать этот серьезный шаг. У родителей хватало знакомых с молодыми незамужними дочерьми, чтобы он был уверен: его уже давно женили бы, если бы не Ира. Ну, куда-куда, а в душевные дела сына Владимир Леонидович вмешиваться был не намерен. Единственное, что ему было нужно, – это внук, наследник, продолжатель рода. Когда же речь заходит об их будущей невестке, тут уже на сцену выходит мама. Ольга Игоревна – дипломированный парикмахер и стилист-визажист. Открыв свой собственный салон красоты, она продолжила работать, только теперь уже сама на себя, и в силу своей профессии она всегда в курсе всех хорошеньких незамужних девушек района. Ее любимые фразы: «женщина всегда должна следить за собой», «женщина должна выглядеть хорошо не смотря ни на что», «женщина должна уметь правильно подать себя». Увидев, что его Ира и сама следовала этим трем истинам, Ольга Игоревна осталась довольна подругой сына. Пускай ни разу не предложил переехать к нему, но хотя бы с родителями он ее познакомил.

У Андрея было все, что нужно для жизни, кроме самой жизни

Впервые почувствовал, что что-то не так, лишь когда услышал «нет» от того человека, который должен был сказать «да». Просто обязан был сказать «да»!

Все не так, как должно быть. Все должно быть не так. И это чувство неправильности хорошенько так приложилось к нему – словно обухом по голове.

Но ему это было необходимо. Так он смог увидеть.

Андрей принял решение:

«Катись оно все к черту!»

 

Зимовал уже в Белостенном.

Словно по какой-то иронии, в этом городе есть лишь одно-единственное здание с белыми стенами – железнодорожный вокзал. После того, как сошел с поезда и увидел это произведение архитектурного искусства, второго случая полюбоваться им пока так и не представилось. Но у Андрея был скорее не эстетический, а профессиональный интерес: хоть специальность у него и другая, даже он не мог не отметить парочку достаточно оригинальных архитектурных решений, здесь воплощенных. Помимо же этого здания, больше нигде в городе белых стен не наблюдалось. Ближе всего к белому были серый, кремовый и бледно-желтый, но никакого белого. Есть еще, правда, комбинации какого-то цвета или цветов с белым, но чтобы чисто белого – почти белоснежного, а именно таким на расстоянии кажется белый мрамор вокзала, который лишь при самом близком рассмотрении позволяет обнаружить незначительные темные вкрапления, – такого и близко нет. В день приезда Андрея это здание со сферическим небесно-голубым куполом, окруженным величественными львами, купалось в солнечных лучах под чистым, но уже по-зимнему серым небом. Невольно складывалось впечатление, будто видишь перед собой нечто, сошедшее со страниц какой-то сказки. С другой стороны, не так много города он повидал. Приехал-то сюда не бесцельно слоняться по улицам, а обустраивать новую жизнь. И, если на то пошло, он даже не мог похвастаться, что хорошо знает свой район. Возможно, даже в нем где-то есть целая улица с белостенными домами, или в городе есть какой-то старинный район, где Андрей еще не был и где у всех домов стены – белые. Или же город просто построен на том месте, где раньше был белостенный замок (так как ни о каком сохранившемся белостенном замке ни в самом городе, ни где-то в окрестностях он не слышал, а если бы такой существовал, то точно был главной достопримечательностью). Возможно, этот древний замок и сам назывался Белостенный, но Андрей не утруждал себя ни выяснением истории возникновения города, ни происхождением его названия, как не утруждал себя экскурсиями по этому городу. У него были другие проблемы. День приезда оказался единственным светлым днем как в прямом, так и в переносном смысле. Все, что последовало за этим… это было что-то ужасное. Это был настоящий ад для человека, привыкшего жить совсем не так… настоящий вызов

Квартиру в своем родном городе продал. Вырученные деньги перевел на банковский счет отца, так как она была куплена за его деньги. С собой взял не так и много, думал Андрей, но этого должно было хватить до того момента, пока не станет на ноги, а стать на ноги он планировал уже к концу месяца…

Свое первое же собеседование он провалил. Видимо, его ответ на вопрос «почему вы считаете, что нам нужны именно вы?» оказался не слишком убедительным. Возможно, если бы в своем резюме он указал предыдущее место работы… Вот только оно – это тоже исключительно дело рук его отца. С другой стороны, он решил оставить за собой тот престижный вуз, который выбрал ему отец. Во-первых, потому что образование он получил собственными силами, а во-вторых, кто он без диплома? Он должен быть либо идиотом, либо самоубийцей, чтобы выбросить еще и свой диплом: он ведь больше ничего не умеет. В итоге получилось так, что вуз он окончил, но в итоге целых два года потом вообще не понятно чем занимался.

Дальше – хуже: он либо просто не проходил по каким-то критериям, либо руководству был нужен человек с опытом работы зачастую даже большим, чем был на тот момент у него самого. Как оказалось, в этом городе не так много мест, где может устроиться дипломированный инженер-проектировщик систем коммуникаций. Андрей теперь подозревал, что даже в его родном городе ситуация вряд ли была лучше.

Женщина, у которой он снимал квартиру, вдруг умерла от инфаркта посреди месяца. И так же внезапно ее дети буквально на следующий день привели покупателя, заставив Андрея съехать. Выхода у него не было, ибо никакого договора тоже не было, так как женщина сдавала квартиру нелегально, дабы не платить налоги. «Если что, вы – мой сын. Приехали погостевать»… Естественно, платил наперед, но денег за оставшуюся вторую половину месяца ему никто не вернул.

В этом огромном городе он оказался совершенно никому не нужным.

Долгое время думал, как бы сложилась его жизнь, если бы Вика тогда не упомянула этот дурацкий цирк, если бы Ира не загорелась идеей поехать туда, если бы он отказался ехать с ней, если бы, в конце концов, не пошел к той гадалке… Ему следовало не придавать ее словам ни малейшего значения. Знал ведь, что обычная шарлатанка! Они всегда говорят лишь то, что люди хотят услышать… Потом решил, что с подобными мыслями нужно завязывать. Что бы там ни было, у него есть более важные вещи, над которыми следует задуматься. В первую очередь не помешало бы решить парочку более насущных проблем.

 

В эту зиму он впервые узнал, как это, когда в квартире холодно. Хотя теперь он живет не в квартире, а в небольшом одноэтажном домике, странно разместившемся посреди такого себе двора (почти идеальной квадратной формы), со всех сторон окруженного многоэтажками. Один из домов был просто вытянутым, длинным. К нему примыкали еще два дома: один – буквой «Г», второй – тоже вытянутый, но немного короче, расположился между длинным и Г-образным. Все входы в подъезды располагались с внутренней стороны двора. Во двор же вело три прохода: первый – между длинным домом и Г-образным, следующие два располагались с противоположной стороны двора, между длинным и коротким домом и между коротким и Г-образным.

И у этого домика нет никакой системы отопления, за исключением электрического камина, которым его снабдила заботливая старушка. Услышав его историю о ситуации с предыдущим местом проживания, когда они подписывали договор, она заверила, что занимается сдачей подобных домиков законно (если верить ее словам, у нее подобные домики по всему городу разбросаны, в основном в частных секторах, этот – ближе всего к центру, к тому же самый дешевый, не трудно догадаться почему) и на здоровье пока не жалуется. Ее муж умер несколько лет назад. У нее пятеро детей (или что-то вроде того) и у всех уже есть свои собственные дети (это он помнит точно). Живет одна где-то в пригороде. Интересовалась его семьей, но Андрей ответил лишь, что с родителями сейчас не в ладах. Мягко сказано. Его отец просто в бешенстве: своего единственного сына знать не хочет. Особенно болезненно Владимир Леонидович воспринял пришедшую на его счет сумму и последующий отъезд сына. То, что Андрей с ним не посоветовался (точнее не дал ему шанса себя переубедить), было сродни удару ножом прямо в сердце, причем трусливо, со спины. Первые самостоятельные шаги Андрея действительно можно назвать трусливыми. О намерении продать квартиру он даже не предупредил.

«Ну и катись! Только помощи от меня не жди. И когда у тебя ничего не получится, не вздумай приползать обратно!!!» – последние слова, которые он услышал от отца, когда позвонил ему в день своего отъезда. На вокзал к сыну приехала мама. Но Ольга Игоревна говорила лишь о том, что еще не поздно передумать и что у нее уже есть на примете несколько отличных кандидатур на место Иры. Она совершенно не могла взять в толк, почему ее сын вдруг решил уехать в другой город.

Домик у него маленький, площадью чуть больше двадцати квадратных метров. Когда входишь внутрь, то оказываешься сразу в такой себе прихожей-кухне-спальне и видишь небольшое отделенное стеной и дверью помещение, где располагается санузел (хорошо хоть вода есть). В общем, интерьер дома представляет собой одну-единственную компактно упакованную комнату, которую условно можно разделить на пару секторов. Раковина – лишь одна – в туалете, который одновременно исполняет роль душа-ванной (но ванну здесь Андрей не принимал ни разу). Кровать, небольшой стол, стул, шкаф, электронная плита и парочка тумб для кухонных принадлежностей. В доме также установлен электрический водонагреватель. КПД у камина довольно высокий, он достаточно хорошо справляется с обогревом столь небольшой площади, но Андрей включает его, только когда находился внутри, так что комната всегда встречает его холодно.

В эту зиму он впервые узнал, как это – не высыпаться, как это – однажды лечь спать без ужина, да и вообще иногда пропускать приемы пищи. Но помимо всего прочего, он также узнал и кое-что очень важное: Андрей понял, что все-таки умеет что-то, помимо проектирования систем коммуникаций. Особенно хорошо у него получалось наклеивать стикеры на товары…

Сначала он работал стикеровщиком на складе: в основном наклеивал стикеры на товары, но также иногда занимался разгрузкой/погрузкой и перемещением их по складу (в зимнее время всегда наблюдается наплыв товаров, популярных в качестве праздничных подарков). Когда повалил снег, подрабатывал ночным снегоуборщиком: убирал снег перед одним отелем и расположенным рядом рестораном. Какое-то время он даже по шесть часов стоял в костюме чайного пакетика-пирамидки в супермаркете и приглашал людей покупать чай. Все это время не оставлял попыток найти работу по специальности. Не просто найти, но еще и благополучно устроиться на нее. И все это время терпел неудачи.

В конце концов, планировал начать работать временным упаковщиком на кассе в супермаркете…

 

* * *

 

До конца зимы оставалось несколько дней. И вот он стоит перед дверью молодой и продолжающей набирать обороты фирмы в области проектировки, установки и обслуживания охранных систем. Видит перед собой протянутую руку, но не находит смелости пожать ее. Да, дверная ручка выполнена в форме человеческой руки. Достаточно оригинально. Но не может же он здесь вечно стоять и любоваться ею! К тому же на улице холодно.

Взялся за ручку, попытался повернуть, потянуть на себя – тщетно, дверь не поддается. Странно: он не мог прийти слишком рано. Попытался бы заглянуть в одно из окон в надежде посмотреть, есть ли кто внутри и при необходимости постучать по стеклу, чтобы открыли, вот только вместо окон – зеркала. Андрей подозревал, что они двусторонние. Можно ведь все равно постучать в надежде, что тебе откроют, вот только обращаясь к какому-то предполагаемому человеку внутри, которого он даже не сможет увидеть, Андрей будет чувствовать себя глупо.

Заметил звонок рядом с дверью. Нажал на кнопку.

«Добрый день. Вы по какому поводу?»

Андрей удивился: с виду обычный звонок внезапно превратился в вызывную панель.

– Здравствуйте. Я пришел на собеседование.

«А, это вы…»

Дверь незамедлительно открылась.

Внутри его встретила невысокая девушка с черными волосами и короткой стрижкой.

– Я понимаю, когда наши клиенты теряются в первый раз и не сразу находят способ попасть к нам внутрь, но вы… Человек, который ищет работу в сфере охранных систем и систем доступа, простоял полчаса под дверью, столкнувшись с одной.

Девушка не договорила. Ее скептическое выражение лица сказало все за нее. Она не верит, что он сможет стать сотрудником этой фирмы. И хотя девушка неверно истолковала причину его продолжительного нахождения у двери…

– Я, наверное, еще больше вас сейчас разочарую, но… Как вы сами-то входите внутрь?

– Биометрический считыватель.

– Но я не увидел никакого…

– Встроены и находятся на тыльной стороне ладони той руки, которую вы только что пожимали. Считывается информация с каждого из пяти пальцев. Идея нашего директора. Новое слово в отрасли. Сейчас я провожу вас к нему.

 

В кабинете его ожидал мужчина, который уже разменял свой шестой десяток. Прическа-платформа и усы абажуром. Ни седина, ни лысина пока не коснулись его волос на голове, а вот усы уже начали белеть. Серо-голубые глаза. Коренастый. Своим внешним видом производит впечатление сильного, волевого мужчины с твердым характером.

– О Господи, молодой человек! Сколько же собеседований вы провалили? – с таким вот «приветствием» он обратился к Андрею.

– Три.

– Всего три?

Под его пристальным взглядом Андрей замялся. Смысл что-то скрывать? Скорее всего, это очередная провальная попытка…

– Еще три раза мне отказали без проведения собеседования.

– Уже лучше.

Странно, но мужчина как будто оказался доволен таким ответом.

– И вот вы, оказавшись ненужным в шести предыдущих фирмах, притащились сюда в надежде на то, что над вами сжалятся и дадут работу?

Что от него хочет этот мужик?

– Эмм… Да. Некоторые говорят, что семь – счастливое число.

– Что ж, присаживайтесь. Не стесняйтесь.

Когда Андрей подошел к единственному в комнате стулу, расположенному у противоположной стороны директорского стола, хозяин кабинета протянул ему руку. Андрей ответил крепким рукопожатием. Почему-то подумал, что данный ритуал – тоже часть собеседования, которое ему следует пройти. В других компаниях никто и не думал пожимать ему руку.

Когда они сели друг напротив друга – лицом к лицу…

– Меня зовут Виталий. Вас?

– Андрей.

– Значит так, Андрей, сразу перейду на «ты». Тебя это не смущает?

– Да нет.

– Вот и отлично. С Ирой ты уже знаком, я полагаю?

– С Ирой? Д-да, уже знаком…

Так ее тоже зовут Ира…

– Стоп. Что это только что было за выражение? Тебя что, ее тезка бросила, а? – с характерной улыбкой спросил Виталий.

Андрей уже открыл рот, но прежде чем успел хоть что-то сказать…

– Неважно. По телефону ты сказал, что после выпуска нигде не работал по специальности. Чем же ты занимался все эти два года? Собирался с силами? Припадал пылью?

– Мои знания не покрылись пылью. Если хотите, все эти два года я занимался самосовершенствованием, углублял свои знания, так сказать.

– Можешь ко мне тоже на «ты», если хочешь, а до твоих знаний мы еще дойдем. Но мне понравился твой ответ. Я всю свою жизнь трудился, не покладая рук, и, знаешь, за пятьдесят три года жизни я понял лишь одно: если действительно хочешь чего-то добиться в этом мире, то должен забыть, что существуют такие дни, как суббота и воскресенье. Хотя мы здесь работаем по стандартной пятидневной рабочей неделе, остальные два дня – для углубления своих знаний. Праздный мозг – кузница Дьявола, знаешь ли. Так сказал один великий человек. Понятия не имею кто, но он точно должен быть кем-то великим. Скажи мне, сколько компаний желало пополнить свои ряды сотрудником с опытом работы?

– Все.

– Дутые пузыри. Рукопожатие сказало мне о тебе больше, чем название вуза, который ты закончил. Точно так же оно сказало бы о тебе больше, чем твое предыдущее место работы, будь оно у тебя. Ну что, теперь перейдем непосредственно к собеседованию, готов?

– Да.

– Что ж, я тут только что одну задачку вспомнил. Запоминай: есть 8 человек (папа, мама, два сына, две дочки, преступник и полицейский), река, плот и два берега. Для достижения цели нужно всех людей переправить с одного берега на другой. На плоту помещается только 2 человека. Плот сам плыть не может. Полицейский не может оставлять одного преступника с людьми, отец не может оставлять сыновей с матерью, а мать – дочерей с отцом (немного странное условие, но что поделать). И… мда, пожалуй, все. Жду твоего решения.

Он издевается, да?

– Эм…

– Что?

– А можно листик с ручкой?

– Может, мне еще позвать Иру и попросить принести тебе шампанское с устрицами? Давай, напряги извилины! У тебя десять минут.

Каким боком это вообще может касаться проектирования охранных систем?! Но Андрей все-таки задумался.

Он то и дело посматривает на часы – контролирует оставшееся время, но быстро понимает, что это лишь отвлекает его.

Вдруг…

– Что ж, а пока расскажу тебе еще об одном интересном методе проведения собеседования. Все руководство компании садится за очень длинный стол. Желающим получить работу предлагают поставить стул там, где им будет удобно. Кто поставит его слишком далеко от стола, будет плохо слышать задаваемые ему вопросы и будет вынужден сам повышать голос во время ответов. Кто поставит слишком близко, будет вынужден постоянно поворачиваться то к одному концу стола, то к другому. Кстати, ты слышал о Гедеоне и его трехстах воинах?

А часы-то тикают… Интересно, он специально отвлекает?

– Эм, библейский вариант Леонида и трехсот спартанцев? – Андрей изо всех сил пытался не сбиться с мысли.

– Хех, уж скорее Леонид – это спартанский вариант Гедеона, если на то пошло, но я имел в виду другое: иногда нужного тебе человека можно определить даже по тому, как он пьет воду.

– Погодите, так слишком сложно. Условия говорят, кто с кем точно не может быть. Тогда проще сразу определиться, кто с кем должен быть… Получается, полицейский и преступник должны переправляться одновременно, иначе потом не сходится… Так, а еще отец и мать… Допустим, сначала переправятся сыновья… Один брат остается на берегу, второй отправляется за их сестрой… Эм… Потом на берегу уже брат и сестра… Вернувшись к родителям, сын сойдет, чтобы через реку переправились полицейский с преступником… Так, вроде бы пока ни дочери, ни сыновья не оставались наедине с каким-то одним из родителей… Преступник с полицейским сходят на берег… Эмм… Теперь на каждом берегу по четверо человек. На плот садится второй сын и отправляется за братом… Братья сходят на берег… На плот садится дочь и отправляется за сестрой. Потом за матерью… Так на берегу остается лишь отец… Тогда… дочь сходит на другом берегу… а мать уже возвращается с отцом… Так все и переправляются. Верно? Я вложился?

– Вообще-то… – посмотрел на часы, – нет, но мне понравился ход твоих мыслей. Я немного изменил условия, так как изначально управлять плотом могли только полицейский или родители, но тогда получалось, что преступник должен дважды оставаться один на противоположном берегу и покорно ждать возвращения полицейского. Оригинальная задачка недооценивала преступника. Ну да ладно. Последний вопрос. Готов?

Вот так сразу – и последний вопрос?

– Да.

– Кто ты?

Пауза. Андрей нахмурился.

– Что?

Андрей совершенно ничего не понимает. Какого ответа ждет от него сидящий напротив человек?

– Несложный вопрос, не правда ли?

– Ну, я… Андрей Владимирович О…

– А я не спрашиваю, как тебя зовут.

– Я – сын…

– И кто твои родители меня тоже не интересует. Кто ты сам?

– Я – выпускник…

– Тебе еще не надоело? Или вместо «кто ты» тебе послышалось «где ты учился»?

– Я – специалист в области… – начал Андрей неуверенно.

– Ну, специалист или нет – нам еще предстоит выяснить, но неужели ты думаешь, что ты – это то, чем ты зарабатываешь себе на жизнь? Ты навешал на себя столько ярлыков, столько ценников… Что же я чищу тебя слой за слоем, как луковицу? Что в середине?!

Это уже начинало раздражать. Сначала какая-то глупая задачка, теперь эта глупая игра в вопросы и ответы… Не собеседование, а какой-то цирк. Ему снова вспомнился тот треклятый шатер…

– Я – человек! – ответил Андрей.

Серо-голубые глаза пристально посмотрели на него, Виталий немного подался вперед.

– Уже лучше. Но я – точно такой же человек. Что отличает тебя от меня?

– Я моложе.

Это рассмешило мужчину в кресле.

– Ну, все относительно. Что еще?

– Я… безработный.

– И ты снова ошибся.

На секунду Андрей подумал…

– Я… принят?

– Да нет же, я не в этом смысле. Ладно. Ничего страшного. Когда мне впервые задали этот вопрос, я тоже не смог ответить. Я тебе подкинул отличную пищу для размышлений. Подумай как-нибудь над этим в свободное время.

Виталий посмотрел на часы, потом встал, подошел к двери, открыл ее и прокричал:

– Эй, Жека, уже едете?!

– Да! – послышалось из какого-то дальнего конца помещения.

– Возьмете с собой помощника! Дашь ему задание! Готовый проект мне на стол!

– Сделаем! Будем ждать снаружи!

Андрей встал.

– А…

– Послушай, сынок. Будь у тебя хоть самое идеальное резюме, проработай ты хоть десять лет в самой престижной компании и приди ко мне после этого – все равно сходу не получишь рабочего места. Схема тут нескладная: выполняешь задание – беру, что-то не нравится – до свидания.

– А как же…

– Собеседования – это тоже полный бред. Ты пришел раньше, чем я тебя ждал. Назначенное время наступило лишь пару минут назад. До этого момента мне просто нужно было чем-то тебя занять. Если человек пришел, не заставлять же его ждать, в конце концов. К слову, я понятия не имею, как должны проходить все эти собеседования. Я начинал на очень огромном предприятии, о моем существовании директор и знать не знал. Лично я предпочитаю обходиться с новенькими по старинке. Это как учить кого-то плавать: брось его в воду – и пускай барахтается, доплывет до берега – молодец. И у меня на твой счет сложилось очень хорошее предчувствие, сам не знаю почему. Можешь забыть обо всем, о чем мы сегодня здесь говорили. Обо всем, кроме одного вопроса, – Виталий поднял указательный палец. – Поразмысли хорошенько над ним. А теперь давай, не отнимай у меня время! В бой, новобранец!

В тот момент Виталий показался Андрею жутко похожим на отца. Почти такой же простой в общении, но только менее серьезный. Наверное, таким и должен быть настоящий наставник. Наверное, Андрею теперь есть, на кого ровняться. Наверное, ему теперь даже есть, к чему стремиться…

 

Жека и еще трое направлялись в стрип-клуб, который должен был открыться этой весной. Владелец заказал у фирмы Виталия почти весь перечень услуг. Андрею досталось составление проекта системы видеонаблюдения, и в начале марта он уже получил желанное рабочее место.

 

* * *

 

Конец марта. В фирме Андрей уже почти месяц. Сегодня получил первую зарплату.

Вечер. Возвращается с работы. Несет домой пакет с продуктами.

Не доходя двадцать метров до прохода в свой двор, возле мусорных баков Андрей встречает знакомую собаку. Она лежала, но, учуяв его, поднялась.

– Привет, старина. Голоден? Конечно же голоден. Сосиску хочешь?

Сделал несколько шагов навстречу животному, держа в правой руке пакет и роясь в нем левой, но в ответ на последний вопрос услышал лишь злобное рычание. Остановился. Посмотрел внимательно на собаку. Ее стойка говорила о том, что она готова в любой момент броситься на него. Оскаленные клыки явно не добавляют ей дружелюбия. Странно: когда в последний раз видел ее пару дней назад, она была обычной спокойной дворнягой, мирно бредущей куда-то по своим собачьим делам. Правда, тогда у него с собой ничего для нее не было. Он частенько видит ее здесь. Подкармливает иногда.

– Так, друг, я понял. Сегодня обойдемся без сосисок.

Продолжая держать пакет в правой руке, он успокаивающе вытянул левую руку, выставив ладонь.

– Сегодня просто был не твой день. Не нужно из-за этого так злиться. Просто дай мне уйти, хорошо?

Во двор ведут еще два прохода с противоположной стороны. Лучше пройти лишний квартал.

Сделал один шаг назад. Спокойно. Только не бежать!

Все произошло очень быстро.

– Гррррррр!!!

Животное опустило голову чуть ниже, передние лапы немного выставлены вперед, незначительно разведены в стороны. Весь корпус несколько наклонился вниз и назад.

Ну все, он покойник. Собака в холке ему повыше колена будет. У Андрея вся жизнь промелькнула перед глазами. Он попытался бросить в нее пакет, тогда как его левую руку пронзила острая боль. Андрей громко закричал. Он потерял равновесие.

Пакет упал впереди, некоторые продукты выкатились, но Андрей уже ни на что не обращал внимания. Собака с силой вцепилась в его левое предплечье. Он упал, в панике пытаясь схватить верхнюю челюсть сомкнувшейся вокруг руки пасти. Разжать не получилось. На противоположной стороне улицы через дорогу закричала женщина. Андрей не слышал этих криков. На помощь уже бежали люди, но в те секунды он не замечал никого и ничего. Он пытался с силой бить собаку свободной рукой в голову, она лишь остервенело мотала головой. Плоть разрывалась. Попытался обхватить животное ногами, зафиксировать, повалить его. Адреналин не давал чувству боли окончательно свести его с ума.

Первым подбежал мужчина. Он бросил портфель почти там же, где валялся пакет из супермаркета.

Мужчина сразу схватил собаку: вцепился ей в горло и начал душить. Через какое-то время собака потеряла сознание. Она лежала с вытянутым языком и окровавленной пастью.

К тому моменту вокруг них уже было несколько человек.

– Вы как? Снимайте куртку, нужно перевязать рану, – сказал его спаситель.

Андрей послушно выполнил указания. Вокруг его руки повязали его же куртку.

– Ему срочно нужно в больницу, – сказал еще кто-то.

– Садитесь ко мне, я вас отвезу. Тут недалеко – всего пару кварталов, – сказал владелец стоявшей у обочины машины.

Андрей еще не оправился от шока, не пришел полностью в себя. В каком-то полуавтоматическом режиме он направился к стоящей рядом легковушке.

Когда садился, последнее, что услышал перед тем, как двери закрылись:

– А что делать с тварью?

– У меня знакомый в службе по отлову собак… – вроде бы, голос принадлежал его спасителю.

 

Уже когда подъехали к больнице, Андрей вдруг осознал, что не поблагодарил того мужчину. Его рука горела. Пульсирующая боль пронизывала все тело. Перед глазами все белело. Его голова словно превратилась в огромный колокол, в который неустанно звонили.

Ему укололи обезболивающее, обработали и зашили рану. После этого доктор повел его в какой-то кабинет.

– Сестра, укус собаки. Оставляю его на вас.

И вот Андрей наедине с медсестрой.

– Сколько вам лет?

– Двадцать пять.

– Когда в последний раз делали прививку от столбняка?

Андрей все еще где-то летал…

– Эмм…

Кто его знает… Если эта прививка обязательна, то родители точно заставили его сделать ее. Но вот когда именно? До этого момента ему было абсолютно все равно. Первой мыслью было позвонить домой и узнать.

– Сейчас мы вам сделаем один укольчик.

Андрей никак не мог собрать мысли в кучу. Единственное, что сорвалось вдруг у него с языка:

– А знаете, вы мне кого-то напоминаете…

– Оу, мне часто это говорят, – она улыбнулась. – Дайте угадаю: какую-то кинозвезду?

Он сначала нахмурился и не сразу понял…

– Эм… Нет, я вас не клею. Вы мне и правда кого-то напоминаете.

Она была молода и довольно привлекательна, насколько он мог тогда судить, но все же время для этого было явно не самое подходящее.

– Хм, – и она вонзила в него шприц.

– Мы с вами точно нигде раньше не виделись? Скажем, в супермаркете? Вы живете недалеко от больницы?

Она сначала внимательно посмотрела на него, после чего снова улыбнулась.

– Не клеите, значит?.. Нет, не спешите одеваться, на очереди еще укол от бешенства.

Еще укол?

– А что, кстати, за история с собакой?

– Да, вроде, обычная дворняга. Я ее почти каждый день вижу. И что только на нее нашло?

– Что ж, отвечу на ваш вопрос: нет, мы с вами раньше нигде не виделись. И еще: считайте этот день нулевым. Второй укол делается на третий день, третий – на седьмой, четвертый…

– Стоп, стоп, стоп. Вы хотите сказать, что мне к вам нужно будет еще тащиться на следующей неделе в понедельник и пятницу, а потом еще когда-то?

– И приходите лучше утром. Уже начало девятого, мой рабочий день вообще-то уже закончился.

– Да я только нашел работу. Думаете, я вот так вот сразу начну доставлять начальнику неудобства? Отпрашиваться по утрам?

– Воля ваша. Заражение бешенством для человека абсолютно смертельно. Во всем мире известно не более девяти случаев излечения от бешенства, и если вы не планируете стать десятым… Это даже хуже, чем русская рулетка. В общем, как хотите. На самом деле у городской собаки довольно небольшой шанс заразиться бешенством, так как в основном это происходит после контакта с лесными животными. Но, к сожалению, для заражения вполне может хватить понюхать дохлого ежа. Вы говорите, собака вам знакома? Вот и отлично. Понаблюдайте за ней. Если она больше не будет проявлять признаков агрессии, водобоязни, в конце концов, не умрет… Ну а если собаки все-таки не станет… Даже тогда нельзя будет с уверенностью сказать, что вы действительно заразились. Может, вас пронесет… Инкубационный период болезни от нескольких дней до нескольких месяцев. Вы вольны наблюдать за своим организмом все это время… а потом умереть в ужасных мучениях. Сначала у вас повысится температура…

– Ну все, все! Я понял. Буду предельно бдителен.

Она улыбнулась.

– Четвертый укол делается на четырнадцатый день. Но если после десяти дней собака жива-здорова, обычно обходятся лишь тремя первыми уколами.

– С собакой все в порядке, и мы обойдемся одним уколом.

– Следующий укол – на третий день. Отнеситесь к этому серьезно. Пропускать нельзя, прийти в другой день тоже нельзя. На третий день. И да, по поводу алкоголя. Я бы советовала вам воздержаться. Так, на всякий пожарный.

– Да я вообще не любитель спиртного.

– Вот и славно.

– В общем, спасибо вам за все.

– Это моя работа.

На пару секунд замялся, но все-таки поцеловал ее на прощание в щеку.

Да он сам на себя не похож!

Наверное, всему виной обезболивающее… и еще шок.

 

Собаки не стало на следующий же день. То есть, он ее нигде не видел. В тот день Андрей обошел чуть ли не весь свой район… дважды. Пару часов безуспешно бродил по парку. Странно, но за весь день он вообще не увидел ни одной собаки. Они как сквозь землю провалились.

Андрей изначально ставил на парк, расположенный неподалеку от его дома. Думал, что если бездомные собаки округи и нашли себе какое-то пристанище, то это точно должен быть близлежащий парк. Где вообще могут ночевать бездомные псы? К тому же как собака добралась до мусорных баков и умудрилась никого не покусать? Она что, специально его ждала? Она же должна была откуда-то прийти. А может, она уже покусала кого-то, но потом убежала и решила спрятаться среди мусорных баков, прилечь, а тут он подошел. С другой стороны, он тогда не заметил следов крови вокруг ее пасти… Но вряд ли он был первым, кто проходил мимо нее. По идее, зверь должен был броситься на первого встречного, судя по его вчерашнему поведению. Или же Андрей – просто такой ужасный неудачник?

Ему пришлось заново идти в магазин за продуктами.

Потом он вдруг вспомнил: «У меня знакомый в службе по отлову собак».

Выяснилось, что служб по отлову собак в городе несколько. Позвонил в каждую из них. Ни в одну вчера вечером в районе семи часов никакая собака не поступала, к тому же ни одна из них в то время не получала никаких вызовов. Он совершенно ничего не понимал. Это лишь усугубило пульсирующую боль в его руке… В тот день он изо всех сил старался не тревожить свою руку. К сожалению, она не ответила ему встречной любезностью: болела ужасно, выглядела так же, – оценил зрелище, когда менял повязку. Ничего: если пить все то, что прописал доктор, держать руку в тишине и покое, через несколько дней можно будет наблюдать улучшение. В общем, лег спать в недоумении.

Всю ночь его мучили кошмары. В одном из них он проснулся от жуткой боли в руке, пошел к крану с кружкой, чтобы набрать воды и выпить обезболивающее, а когда посмотрел в зеркало над раковиной, то вместо своей головы увидел на плечах собачью.

На следующий день его рука страшно чесалась с самого утра.

В третий раз начал обход района.

«Может, она уже сдохла где?» – «Да нет, с чего бы?» – «Ну, мало ли…» – разговаривал сам с собой.

«Может, она со своей стаей просто мигрировала в какой-то соседний район? В соседний парк, например…»

Плотно пообедал в одном ресторанчике, которому, похоже, как раз требовался новый официант, судя по вывеске на окне. Ему нужно хорошо питаться, хорошо спать, чтобы ускорить выздоровление, к тому же можно и побаловать себя иногда.

Весь день боролся с желанием содрать бинты и начать чесать, но это ведь хороший знак? Значит, рана заживает.

Четвертый обход и пара часов бесцельного блуждания по парку совершенно ничего не дали.

Куда делась собака? Все люди что, просто разошлись тогда? Даже тот, у кого «знакомый в службе по отлову собак»? Она пришла в себя и потом просто убежала в другой район?

Предупреждения медсестры о возможном бешенстве и о возможной смерти собаки, а потом даже о возможной смерти его самого начали грызть Андрея. Вторая ночь. Ему снится, как он умирает в жутких мучениях…

Кое-как отбыл на работе полдня, не выдержал – пошел к Виталию. Рассказал историю с собакой.

«Смотри на меня. Посмотри внимательно. Вот, я даже стану боком, чтобы было лучше видно. Ты видишь у меня пару обвисших сисек, а? Я тебе что, твоя мамочка?! Хочешь, чтобы тебя пожалели? Почему ты не пошел плакаться к Ире? Быстро выкладывай, что тебе от меня нужно!» – получил в ответ от начальника. Сам виноват. Нечего было ходить вокруг да около.

«Хочу, чтобы вы отпустили меня с работы. Мне нужно сделать укол от бешенства… и еще в пятницу… но это так… на всякий случай… не совсем обязательно».

Виталий посмотрел на него.

«Проваливай, а то еще начнешь тут скоро на нас всех с пеной у рта кидаться».

Андрей воспринял это как «да». На выходе из кабинета даже улыбнулся.

В тот день его рука болела уже куда меньше, отек спал, но она все еще была достаточно горячей.

 

«Что, решили все-таки пригласить меня на свидание?» – спросила медсестра с выражением «а я же говорила», когда он зашел в ее кабинет.

 

А может, стоило все-таки пригласить?..

Но дома от этих мыслей Андрея отвлек телефонный звонок. В кои-то веки кто-то позвонил. И почему у него такое плохое предчувствие?

На экране высветилось: «Мама».

1

Автор публікації

Офлайн 6 днів

Cape of Winter

13
Коментарі: 0Публікації: 10Реєстрація: 24-06-2020

Бронзове перо

Достижение получено 19.09.2021
Присвоюється автору, який подав на сайт 10 і більше публікацій