Для голосування необхідно авторизуватись

Легенда о Слезолове

Это легенда о Слезолове. Сказка о существе, собирающем слезы. Слезолов избавляет людей от боли, страданий и гнета тяжких мыслей.
Зачем ему это? Мифы, легенды и песни трактуют смысл и действия существа совершенно по-разному. Возможно, именно эта сказка отражает суть его работы?

 

1

“Она стояла на мосту,
Роняя слезы,
А он их молча собирал
В свои ладони,
Хватая прямо на лету.
Но слишком поздно —
Один мерзавец обманул,
Да так серьезно,
Что боль ее догонит…”

Бездомные под мостом уже улеглись, за исключением старика с замусоленной бородой и впалыми глазами, в которых одновременно читались разум, отличающий людей от животных, и безнадега. Сидя у костра, старик напевал грустную песенку. Пел он ужасно, хотя смысл можно было разобрать. Слова о камнях-друидах, стоявших в далеких краях, и о людях, пытавшихся разгадать их тайный смысл, зацепили находившееся в тени существо — слишком уж близко касались его предназначения.

Старик, зевая, закончил песню. Кряхтя, поднялся, подбросил в угасающий костер толстую сухую ветвь и повернулся к широким сводам каменного моста. Подобрав лежавший под ногами распоротый дырявый мешок, сегодняшней ночью призванный служить ему одеялом, он пробрался между спящими и улегся возле двух таких же бедолаг, не нашедших иного места для ночлега. Укрывшись, он почти мгновенно погрузился в сон, впервые за долгое время не мучаясь от боли. Кошмары тоже ушли — напротив, сновидения были полны света и добра. Ему снился дивный сад, в котором росли только каменные цветы…

Когда старик уснул, Слезолов вышел из мрака. Освещенное угасающим костром существо не отбрасывало тени. Величественная фигура была укутана в странный, никак не соответствующий эпохе темный плащ. Скрытая капюшоном гладкая черная голова представляла собой плотную слизистую оболочку, лишенную присущих человеку органов слуха, обоняния и зрения. Тем не менее существо слышало, чувствовало и видело намного лучше людей.

Слезолов точно знал, где надо встать для выполнения его странного дела. Он подошел к каменному бордюру, отделяющему землю под мостом от реки, и шагнул вперед. Его ноги, обутые в черные обтягивающие сапоги до колен, коснулись воды, вокруг подошв образовалась небольшая рябь. Существо, бесшумно ступая по воде, уверенно добралось до середины реки. Слезолов вытянул руки вперед и подставил ладони тусклому свету нисходящей луны. Высоко над ним, стоя на широком парапете моста, задумалась девушка. Она не могла его заметить — этому мешал пышный подол голубого платья.

Вид с величественного моста в лунном свете был особенно красив. Пожалуй, не нашлось бы места более подходящего для одинокого времяпрепровождения. Этот пейзаж часто становился последним для ночных посетителей каменного исполина, потому народ и дал ему красноречивое название: «Мост самоубийц». Чуть ранее девушка прибежала сюда с неким твердым намерением, что и привело в это место Слезолова.

Девушка застыла на высоком парапете, упираясь рукой в декоративную колонну. Обводя взглядом очертания города, темную воду, луну, развалины замка вдали, она осознала, что вся эта красота вскоре станет ей недоступна. От этой мысли защемило в груди, но желание поскорее завершить задуманное лишь усилилось. Глядя, как далеко внизу струится река, девушка почувствовала легкое головокружение. Возможно, из-за него или же по другой причине на глаза ее навернулись слезы, и только что безраздельно властвующее желание свести счеты с жизнью каким-то мистическим образом начало отступать. По щеке скользнула первая слезинка, а потом истерика захлестнула красавицу с такой неистовой силой, что, казалось, это не девушке хочется плакать, а само место вытягивает из ее души темный ком обиды, грусти, боли и тоски.

Она закрыла лицо руками, как будто это могло заглушить истерику, но слезы все лились, словно вызванные чьим-то колдовством. Девушка не замечала, как слезинки скатывались по плотной ткани платья и устремлялись туда, где их бережно собирал Слезолов — так он избавлял отчаявшихся людей от страданий. Его длинные тонкие пальцы подрагивали от напряжения, но он не пропускал ни одной капли, и слезы, словно по волшебству, мягко ложились ему на ладони, мгновенно впитываясь в черную слизкую кожу.

Девушка продолжала рыдать, но с каждым выдохом, с каждой новой слезинкой избавлялась от своих проблем, сбрасывала ношу, до этого представлявшуюся непосильной.

И когда уже казалось, что все заботы остались позади, одно неосторожное движение перечеркнуло ее обретенное заново желание жить, равно как и всю работу Слезолова. Девушка охнула, теряя равновесие и чувствуя, как ее неумолимо тянет вперед. Она пыталась удержаться, но пальцы лишь скользнули по гладкой колонне, и красавица с криком упала в объятия глубоких вод.

Под мостом проснулись люди, включая старика с замусоленной бородой и впалыми глазами, так и не успевшего узнать историю каменного сада. Несколько бездомных попытались помочь несчастной, но смогли добраться до нее лишь гораздо ниже по течению. Увы, девушка была мертва.

Бродивший ночью по набережной за рекой мужчина позже рассказывал, что за мгновения до трагедии видел стоящего прямо на воде человека в черном, а потом словно какой-то неведомой силой девушку бросило в реку. Его слова породили легенду о призраке «Моста самоубийц».

Слезолов исчез, растворившись во мраке как раз в тот момент, когда девушка осознала неотвратимость своего падения. Это существо не знало жалости, и смерть девушки его не тронула. Слезолов был разочарован — невыполненные обязательства не приближали окончания его работы.

 

2

“…Так происходит день за днем,
И каждой ночью
Их нескончаемый поток
Проходит рядом.
Пылая внутренним огнем,
Когда нет мочи,
Ему, не ведая о том,
Ладони мочат
И травят своим ядом…”

Он делал это сотни лет. Менялись эпохи, гибли цивилизации, а Слезолов беспрестанно собирал слезы и боль людей. Его капюшон в разное время мелькал в разных местах планеты, порождая у народов легенды о чудовищах, живущих среди людей. Некоторые были далеки от истины, другие близки к ней, но они никогда не находили подтверждения и потому неумолимо стирались из памяти людей, сменяясь новыми легендами и мифами. А боль на земле не заканчивалась — бесконечным потоком люди, сами того не ведая, обращались за помощью, и Слезолов, выбирая из множества вариантов, отвечал на их зов, потому что это являлось частью его работы.

Он избавлял людей от душевных мучений, а после возвращался в Сад и ухаживал за своими питомцами. В зависимости от количества слез, одни росли быстрее, другие — медленнее. Он стремился дать им столько влаги, сколько хватило бы для достижения цели, пусть процесс роста и мог затянуться на миллиарды лет — времени у Слезолова хватало.

Мягкими, неслышными шагами существо проникло в место, которое люди, возможно, нарекли бы Раем. Для него же оно являлось хранилищем, в центре которого росло огромное белоснежное Вечное Древо. Оно было больше любого другого дерева и излучало бархатный свет, который отражался от круглых стен. Сквозь одну из них и прошел Слезолов.

Ему не нравилось это место. Белизна проникала в голову, в мысли, заполняя все его естество. Это было терпимо, но каждый раз Слезолову казалось, что Белизна изменяет его изнутри, и он знал лишь одно существо, способное проделывать подобные изменения. Оно и отправило его на Землю с определенной целью, и отказать этому существу Слезолов не мог.

Он протянул руки к дереву, и на ближайшей ветви появилась белая почка. Она росла, пока не достигла размеров крупной фасоли. Затем почка раскрылась, образовав удлиненную чашу, и Слезолов занес над ней сомкнутые ладони.

Из кончиков черных пальцев начала выделяться ранее собранная влага. Капли легко проходили сквозь слизкую кожу, одна за другой падая в белоснежный сосуд. Как только последняя слезинка оказалась там, края почки сомкнулись. Слезы девушки в голубом платье будут ждать своего времени, чтобы впитаться в белоснежное Вечное Древо и, совершив путешествие по корням, достичь Абсолютного Света. Слезолов знал, что в этом Свете происходит очищение и зарождение новых душ.

Девушка не покончила с собой, хотя изначально имела такое намерение, и не успела насолить природе, поэтому ей было суждено стать птицей, познать радость первого полета и напевать людям о том, чего им не дано понять.

 

3

“…А Слезолов войдет в свой сад
И извинится:
«Сегодня нет, увы, для вас
Людских подарков.
Одна отправилась на склад
И станет птицей.
Другой, что ей все время лгал —
Ему не спится
И будет очень жарко!»”

Куда ближе этому существу был Мрачный Сад за пределами Хранилища. Слезолов оказался в нем, покинув склад тем же путем, каким попал туда — пройдя сквозь стену. Он вернулся в мрак Пустоты, простиравшейся, казалось, бесконечно далеко. Эта мрачная пустота и была Садом. Мягкие шаги Слезолова тонули в податливом черноземе, а вокруг вздымались каменные стебли неведомых людям растений. Одни были тонкими и короткими, многие же другие толщиной превосходили древнейшие баобабы, но тянулись гораздо выше обычных деревьев — на сотни метров, проникая стволами в слизистую субстанцию, похожую на кожу Слезолова.

Самые первые Цветы, взращенные этим существом, были поистине гигантскими. Они устремлялись сквозь слизистый потолок, разрастаясь во всех направлениях настолько, что в некоторых местах планеты умудрялись пробиться на поверхность.

Он ухаживал за этими Цветами, что было такой же частью работы, как и необходимость собирать слезы отчаявшихся людей.

Слезолов опустил голову и застыл посреди Сада Каменных Цветов. Он не произнес ни слова, но знал, что растения его слышат.

Безмолвно он поведал им о событиях ночи. Об очередной легенде, придуманной о них, и о том, как во время ритуала девушка сорвалась вниз, лишив Слезолова возможности доставить обитателям Сада драгоценную влагу. Он объяснил Цветам, что сегодня слез не будет, потому что Просительница не успела выплакать для них свои беды. Повезло лишь Вечному Древу, призванному запускать механизм жизни заново.

Редкие неудачи Слезолова мешали росту Сада: как и обычные растения, Каменные Цветы не растут, если их не поливать.

 

4

“…Его питомцы все поймут,
Но не ответят.
Он обязательно придет
С уловом снова.
И розы в каменном саду
С любовью встретят
Того, кто им дает беду,
И их излечит
Добыча Слезолова”

Цветы никогда не отвечали, но Слезолов знал: как и Вечное Древо, они все понимали. Слезолов являлся здесь лишь садовником, а создатель Сада был гораздо древнее и могущественнее. Слезолов находился в плену своей работы и этого существа. Он обязан был собирать содержащие боль и страдания слезы людей и насыщать Каменные Цветы этим концентрированным Злом.

Без помощи заточившего его существа Слезолову не покинуть планету, поэтому он продолжит растить Каменные Цветы. Те из них, которым удается пробиться на поверхность, будут неуклонно тянуться к своему властелину — туда, где расцветают звезды.

Разные поколения и цивилизации будут слагать о них мифы, легенды и песни, подобные слышанной Слезоловом от старика с замусоленной бородой и впалыми глазами.

Это продолжится до тех пор, пока не завершится противостояние Вечного Древа и Мрачного Сада.

3

Автор публікації

Офлайн 1 годину

Allegro1582

19

...Там, где Алчность побеждает Разум, рождается Глупость...

Коментарі: 2Публікації: 5Реєстрація: 01-06-2021