Для голосування необхідно авторизуватись

Апрель

Пусть этот апрель без него,
И ей через неделю двадцать семь.
У неё кроме него никого,
Но она пережила ноябрь-апрель.
Просила Бога: «Хватит испытаний,
Верни его, пожалуйста, верни!»
Но лишь во снах и утренних мечтаньях
Зимой вдвоём они, опять одни.
Её он снова за собой зовёт и держит руку,
И вновь её глаза в его глазах.
Они смогли преодолеть разлуку,
Пускай пока во снах, в её мечтах.
Она ради него на всё готова,
Лишь только тихо шепчет по ночам:
«Жестоко так терять его опять и снова,
Его я даже Богу не отдам!»
Он для неё всегда так много значит,
Ведь к ней так никогда не относились,
И не понять ей никогда, ну как иначе,
И как вообще всё это получилось?
Она теперь одна, совсем-совсем сама,
И только думает, за что мне Боже,
И лучше б никогда не… или навсегда,
Ведь так жестоко отпускать, что всех дороже.
Зачем ей было суждено узнать,
Как мягко на его сидеть коленьях,
Зачем тогда его так часто целовать?
И вместе отмечать все дни рождения?
Зачем она два года как родная с ним?
И столько было нежности с утра в объятьях!
И сколько было только их двоих…
И почему ей – потерять всё?
И для кого теперь вот это всё осталось?
Кому страна, моря и горы, Киев?
И обнимать с утра кого кому осталось?
И кто кого теперь обнимет?
И для кого качает кровь по венам,
И открывать глаза и делать вдохи,
И колотить руками стены,
И все к нему ведут дороги!
«Ты для кого создал всё это?» – тихо спросит.
«Зачем вообще меня с ним познакомил?
Я так хотела стать счастливой просто,
А ты меня так просто обездолил»…
Зачем для них дороги и машины?
Зачем вообще земля под синим небом?
И говорят, не хлебом ведь единым,
Одним-единым человеком, а не хлебом.
Кому шоссе и финиш красной ветки?
И восемь для кого мостов с асфальтом?
И кто разбил вокруг себя все клетки,
Кто главный чемпион всех пьедесталов?
И для кого все лайнеры в аэропорты?
И для кого на море летом шорты?
И для кого слова поддержки, нежности, заботы?
И кто все без него, и кто ты?
И для кого гроза в начале лета?
И в лужах для кого лучи рассвета?
И пахнет воздух так дождём и ветром?
И если ты не с ним, то тебя нету...
Куда ведёт теперь дорога к его дому?
И кто ещё такой красивый, умный?
Кому она бы отдалась, кому другому?
И тихо станет, отшумел и шумный.
Ей больше нечего сказать, она уж всё сказала,
Ей без него вот это всё не нужно,
Три шрама на ноге ему не показала,
И те, что на душе, так будет лучше…
И все слова теперь швырнуть в кого ножами?
И перед кем упасть, разбив колени?
И что теперь осталось там, за гаражами?
И что ей делать в этот день последний?
И для кого и спорт, и секс, и жизнь?
И остров на Днепре, что в Гидропарке?
Ему всегда желала: «Только ты держись!»,
И за руку держала крепко в парке...

Про гордость стоит ли здесь говорить?
Когда к нему душа, все мысли, тело,
И если только лишь с ним быть –
Твой смысл жизни, только этого хотела?..
За это ничего теперь не жаль,
Да и другого не осталось ничего…
А так хотелось до упора на педаль,
И слёзы на глазах вновь про него.

И вот теперь одна совсем осталась,
В душе, мечтах, вокруг – немая пустота,
Она по воле Божьей ошибалась,
Вино налито. Чаша выпита до дна.
И видимость вдруг резко до нуля,
Куда теперь идти, кому поверить?
Она без него сирота,
И как у боли глубину измерить?..
И доллар опустился для кого?
И для кого снега весной растают,
Ведь всё вокруг создали для него,
Дождь в лужах с красками играет…

И что она ему когда-то говорила?
Куда теперь её слова пересказать?
И как она его всегда любила,
И всё же не ему её терять…
Стоять на трассе и искать его госномер
Во всех машинах мокрого асфальта,
И каждый раз вновь ощущать, что тонет,
Но в этот раз всё так банально…
Его глаза ей не забыть до смерти,
Как и тепло души, и рук уюта,
В последний раз его Вы ей доверьте,
И она всё исправит покуда…

И для кого моря и пачки этих денег?
И пальцы по стеклу его рисуют…
И для кого рассветы начинают день?
А он ещё, скажите, существует?
А он вообще живой? Он дышит?
Он так же на работу и обратно?
А я кричу ему, кричу, а он не слышит…
А он опять поверит в наше «завтра»?
Он так же в тех очках от солнца?
И в этих в обтяжку джинсах?
Он громче других смеётся?
Он снова не даст мне разбиться?
Он так же такой красивый,
И шрамы его украшают,
Немного грустный и молчаливый,
Таких, как он, только раз выбирают!
И ноги сами привели на мост,
И до воды – лететь и падать,
А сколько раз они здесь – под откос,
И только в этот – не исправить…
Здесь всё случилось в первый раз, наверное:
В напитке лёд, в его глазах огонь,
Она смирилась, приняла судьбу неверную,
И словно в лёд – в висок патрон.
И пальцы на курке дрожат несмело,
Не научил, а только обещал…
И лучше будет так, ведь очень надоело…
«Стоять, убью, сказал стоять!»...
Вторая часть души ей подмигнёт сигнальными,
И он в охапку тащит в кожаный салон:
«Ты так меня достала, ненормальная!», –
Держал, дрожал и целовал. Шептал мне он.

Он просто один-единый,
Так сердце её сказало,
Весной и в его машине
Они всё начинают сначала.
Он так же идеален за рулём,
И вновь во всём всегда он первый,
И слёзы смоются дождём,
Он самый-самый верный!
1

Автор публікації

Офлайн 4 місяці

Margaryta Melnychuk

5
Коментарі: 0Публікації: 4Реєстрація: 10-04-2020