Для голосування необхідно авторизуватись

ЛЯГУШКИ

Брекекекекс, коакс, коакс!

Брекекекекс, коакс, коакс!

Хор лягушек.

Аристофан, «Лягушки»

Лара уехала из шумной суеты города, который не утомлял ее, но каждый вечер оставлял чувство пресыщенности, словно всего у нее было вдоволь и даже лилось через край. Город захватывал ее с самого утра, и в течение дня она ощущала, что у нее тысяча обличий, и что для каждого она видится по-другому, и только однажды Ник разгадал, как выглядит ее настоящее лицо. Город проносился бурной рекой, и она входила в эту реку дважды, и трижды, и ежедневно, опасаясь быть смытой этим потоком, который мог вынести ее на задворки. Лара мечтала получить свой кусок тишины, посыпанный розами, и смотреть на туман, который с утра ложится на воду озера. У нее будут другие дни и ночи, и полная луна, и разноцветные сны.

Дом был великолепен. Прекраснее всего были окна, которые выходили на густой лес, выросший из горизонта, и прямо перед ним, как на блюдце, лежало озеро, где росли желтые кувшинки. Лара ходила по комнатам и не знала, за что взяться, и хотя дел было множество, не было ни одного, которое требовало бы немедленного вмешательства.

– Что мне теперь делать, Ник?

– Что хочешь. Странно, что ты спрашиваешь у меня совета.

– Раньше ты давал их, не задумываясь.

– Но толку все равно не было, верно?

– Верно.

Разговор затих, не нарушив тишины дома. Только из окна потянуло вечерней сыростью, и Лара захлопнула раму, но воздух в доме стал таким спертым, что у нее закружилась голова и она наверняка бы упала в обморок, если бы не приоткрыла окно и не оставила для воздуха широкую щель. Она взбила постель и откинула занавеску, чтобы проснуться с первыми лучами солнца и увидеть, как рождается день. Лара закрыла глаза и улыбнулась, потому что это была первая ночь в доме, которая сулила разноцветные сны, совсем не похожие на те, которые она видела в городе.

***

Сначала в воздухе что-то треснуло, будто сломалась ножка бокала, и робко, а потом смелее и громче раздалось кваканье, и в один миг наполнило озеро, комнату и лес, который не в силах был сдержать его, и оно разносилось далеко, проникая в самую глубину ночи. Лара проснулась и увидела, что лягушки забираются через щель в окне, что они прыгают на подоконник и падают вниз, что весь пол усеян квакающим ковром, а некоторые забрались к ней на постель и сидели на одеяле с противными выпученными глазами, скользкой кожей и шеей, которая раздувалась, словно у жаб, когда они готовились произнести отвратительный режущий уши звук.

Лара закричала, скинула их с кровати и натянула на себя одеяло, чтобы ненароком не прикоснуться к лягушкам, и увидела, что не сможет спуститься на пол, чтобы не раздавить квакающую тварь. Лягушки заливались трелями, и одна хотела перещеголять другую, пока наконец кто-то не испускал такой высокий и тонкий звук, что казалось, что треснут стекла на окнах. Тогда другие на миг замолкали, словно рассчитывали свои силы, а потом концерт продолжался с удвоенным усердием, и это приводило Лару в ужас.

Она закрыла уши ладонями, но все равно слышала, будто куски сырого теста время от времени падают на пол. От них не было никакого спасения, и Ларе начинало чудиться, что это лягушки из той самой реки, на которой ждет усопших Харон – вечный лодочник, перевозящий души в мрачное царство Аида. Лягушки квакали все сильнее, и казалось, хотели задушить ее своими перепончатыми лапами, и при этом смеялись, потому что понимали, что Ларе некуда деться, и у нее нет даже мелкой монеты для Харона, чтобы он согласился перевезти ее обратно. Лара зажмурилась от страха, а когда открыла глаза, в окно уже бил яркий день, и небо сияло чистотой, и мелкие жуки наполняли пространство возле озера, которое излучало умиротворение.

***

– Ты не представляешь, Ник, что это было! – захлебываясь от пережитого, рассказывала Лара. – Это же чудовища, настоящие чудовища! Мерзкие отвратительные твари! Что мне с ними делать, Ник?

– Попробуй закрыть окно.

– Ты хочешь, чтобы я задохнулась? Даже если натянуть на окна сетку, все равно будет слышно это кваканье!

– Тогда просто не думай о них.

– Ты специально предлагаешь мне дурацкие идеи? Хотя чему я удивляюсь? Так было всегда. И даже сейчас, когда ты прекрасно понимаешь, что мне страшно и плохо, ты говоришь совершенную чушь!

Ник улыбнулся, но его улыбку не было заметно, тем более, что Лара вышла совершенно рассерженная, и вряд ли бы в этом состоянии обратила внимание на такой незначительный факт.

Лара пошла в сад и остановилась полюбоваться розами, в надежде, что они вернут ей спокойное расположение духа, и она в этом не ошиблась, потому что розы пахли волшебно и даже не задели ей пальцы шипами, когда она попыталась сорвать их. Она направилась к озеру, чтобы при свете дня взглянуть на тварей, которые досаждали ей ночью, и увидела, что озеро совершенно пустое, в нем нет никакой живности, только жуки летали над поверхностью и наполняли воздух своими голосами. Лара вернулась в дом и внимательно осмотрела подоконник, пол и свое одеяло, и не нашла никаких следов ночного нашествия. Она зашла в комнату, где разговаривала с Ником, и сказала.

– Знаешь, ты, пожалуй, прав. Нужно просто перестать о них думать.

Она поправила на стене фотографию Ника, на рамке которой его жизнь была обозначена двумя числами, написанными через черточку, и подумала, что следует чаще с ним соглашаться, ведь кто, как не он, знает, как переправляться через реку, где ждет новые души лодочник Харон.

1

Автор публікації

Офлайн 2 тижні

zhukova_tat

9
Коментарі: 0Публікації: 6Реєстрація: 03-08-2020