Для голосування необхідно авторизуватись

ДИАЛОГ ДУШ

Итак, школа, 9 класс. Я училась в Н-ской средней школе.

В этой школе учился мой старший брат, и благодаря ему, я знала всех учителей и особенности их характера раньше, чем пришла на учебу. Так как он учился очень хорошо, на меня возлагались определенные надежды.
Не успела я переступить порог школы, как директор, рассмотрев через очки мое свидетельство об окончании 8 классов, заявила: «Идешь на медаль!». Я была в шоке от такого заявления. Мне еще никто не указывал, как учится.
Почему она мне указывает? Не нужна мне эта медаль. Зачем она мне? Я промолчала, но рожки заточила.
Дальше началось поселение в интернат. Там жили такие же, как я, дети из близлежащих сел. Меня поселили в комнату на левое крыло. Здесь было 2 комнаты для девочек. Рядом была столовка. Каждый день нас радовала
вкусной едой Дмитровна. Добрая, хорошая женщина. Было ей в ту пору около 40-ка, я так думаю. Она нас никогда не сдавала начальнице, которая всегда находила причину, чтобы всех нас выругать.
Мальчишки жили по правую сторону. На их стороне была комната, в которой мы все выполняли домашние задания. Часа в четыре нас воспитатель призывала выполнить уроки, и мы все с удовольствием шли туда. Почему с
удовольствием, спросите вы? В начале учебного года мы просто там знакомились, общались. Мальчишки делали вид, что учат уроки, а по сути нам мешали.
Анекдоты травили, прикалывались друг над дружкой, рисовались перед нами. Когда заходила воспитатель, все умолкали, и только тогда можно было что-то выучить. Какая золотая медаль? Тут хотя бы не свалиться.
В холле, который разделял наши апартаменты, стоял телевизор, диванчик, стулья. Во дворе под большим каштаном была лавочка. Там можно было вечером посидеть, поговорить или просто помолчать с кем-то. Рядом – небольшая игровая площадка, где мы играли в волейбол. Во дворе интерната был густой сад, и все это поместье было, разумеется, огорожено. Школа была рядом, так что иногда мы бегали за формой на физкультуру, чисто ради того, чтоб лишний раз пройтись по улице.
Добрым духом этого заведения была ночная няня, Степановна. Никто за 2 года даже не поинтересовался, как ее зовут. Она рассказывала нам истории из жизни. О ребятах, что до нас здесь жили, о случаях, что происходили здесь. Мы лежали в своих кроватях и внимательно слушали. Каждый находил для себя зерно и делал выводы. А она говорила : « Не спешите девки замуж. Свою судьбу конем не обскачешь» . Бывало, что мы ее сильно огорчали:
ночью сбегали погулять по ночному городу с мальчиками. Или зимой через черный ход – и на санаторий ( на самом деле это зАмок сахарного магната Кенига). Вела туда широкая дорога, бегущая посреди леса. Белый снег на земле и сверху сеется. А мы идем и нам так хорошо! Такая романтика! Но кто тогда думал о бедной няне, о том, что ее могут проверить в любое время, выгнать с работы? Нам тогда казалось, что это бред, такого никогда не будет. Да и что может с нами случится? А то что мы чужие в поселке, что нас видно сразу-
это никого не интересовало тогда. Никто не думал, что могут увидеть, позвонить куда следует, вызвать родителей, и начнется со всеми вытекающими. Никого это не пугало и не останавливало. Жили, как в раю.
Там я познакомилась с необычным мальчиком. Среди моих знакомых никогда не было блондинов. А он был именно такой. Звали его Виктор. Он ушел со школы после 8 класса. Если бы не ушел – мы бы учились в одном классе. Познакомились мы в интернате. Он пришел поиграть с нами в волейбол. Я сразу обратила на него внимание. Белые густые волосы. Именно, белые. Не русые. Глаза, как небо голубые. Он был невысокого роста, но выше меня, хорошо сложен. Какое-то внутреннее спокойствие было в нем. Мягкая улыбка, тихий говор. Он никогда не кричал и казался мне взрослее своих сверстников. Он редко смотрел мне в глаза, но когда смотрел, в этих глазах можно было утонуть. Он прекрасно рисовал. Дарил мне свои рисунки.
Помню розовые розы на голубом фоне . Как живые. Он ничего мне не говорил, но у нас был внутренний диалог. Я знала, что нравлюсь ему, он видел мою влюбленность. Вечерами мы сидели на скамейке дольше всех, и Степановна нас не ругала. Видимо, доверяла нам, а может, из холла наблюдала.

Он приходил каждый день. Это с ним мы ходили ночью в санаторий. И не страшно было. И я была уверена в нем так, как в том, что завтра снова взойдет солнце.
Так прошел год. Все ровно, гладко. Прошло лето. И вот снова школа. Я приезжаю в интернат, а тут мне новости: мой  Витя кинулся во все тяжкие. Ну, какие тяжкие могут быть у 16-17 летнего пацана? Приехали с Западной Украины девчата на прополку бурака. Тогда такое практиковалось очень часто. Девушки приезжали, зарабатывали деньги, сахар, бывало тут выходили замуж. Так вот, мой Витя, навестил этих девушек, там его угостили выпивкой. Там он остался ночевать. С Тамарой. Ну так мне сказали. Я ни разу не видела той Тамары. Да и не особо то и хотелось. Но меня этот факт настолько выбил с колеи, я просто не могла поверить. Не могла себе представить, чтобы он так мог со мной поступить. Плакала навзрыд у подружки, у Тани. Она меня успокаивала, как могла. Говорила, что это ложь. Может, хотят нас поссорить. Но я была непреклонна. Все. Не хочу его видеть. Не хочу ничего слышать о нем. Эта новость мигом облетела наш интернат. Некоторые настолько прониклись, что сообщили Вите о моем твердом намерении не встречаться с ним даже на улице. Он писал мне записки. Я не помню, чтобы на них отвечала. В лучшем случае, я могла исправить ошибки и передать ему обратно. Был у меня такой бзик. Но врать не буду. Не помню свои ответы.
Скорее всего, их просто не было.
До зимы была у нас холодная война. А потом все закончилось. Встретились мы через пару лет, я училась в институте. Была зима. Я ехала домой с учебы. И вот на автовокзале в городе Б. подходит ко мне Витя,
берет под локоть и говорит: « Здравствуй, Валя». Я сделала вид, что его не знаю. Одернула руку и села в свой автобус. Шел снег. Я уехала. Обида меня так и не отпустила тогда. Мы так и не поговорили. Может, и правда, кто приврал. Может, и не было ничего такого. Но разговор об этом так и не состоялся.
Пройдет еще лет 28, и тогда мы встретимся. И все будет по-другому.
А было это так. Нашел меня наш одноклассник и общий хороший друг Виталий. Где-то у кого-то нашел мой номер телефона и позвонил. А потом как бы невзначай спросил, помню ли я Виктора. Ну а как его не помнить? Помню.
– Да-к он рядом стоит. Дать трубочку?
– Давай, – говорю.
Это был наш первый разговор почти за 30 лет!  
Нормальный разговор. Без обид.
А в следующий раз он позвонил уже сам. Я шла по улице, горели фонари, и шел такой же снег, как тогда, во времена нашей юности. Нас разделяли сотни километров, у нас была своя жизнь за плечами, семьи, дети, и только снег был один на двоих. Мы не вспоминали прошлое, обиды. Просто говорили о настоящем. У кого как сложилась судьба.
У него и у меня второй брак. По двое детей. Он неделю назад женился официально, и в какой-то момент мне показалось, что пожалел. А может, мне так хотелось. Мы, женщины, склонны воображать то, чего нет.

С тех пор общаемся регулярно. Ездили даже на встречу одноклассников вместе. На 30 лет. Это было в 2014 году летом.
Договорились, что он меня встретит в Харькове, а дальше его машиной поедем в нашу родную школу.
Я волновалась. Я не могла представить нашу встречу.
Пыталась представить и не могла. Он встретил меня так, как будто мы не виделись 15 минут. Обнял,поцеловал, забрал сумку, усадил в машину, и мы поехали. Он, как и раньше, спокойный и уверенный в себе. Куда-то делись белые волосы, что так нравились мне. Появился животик. И глаза изменились, потемнели. Все это я выхватывала короткими секундами, что посматривала на него. Что он думал тогда, я никогда не узнаю. Однозначно про себя отметил мои внешние изменения.
По дороге Витя угостил меня кофе. Потом заехали в санаторий. Много народу, сплошные фотосессии. Мы обошли “места боевой славы”, как говорится, и заблудились. Потом выход нашли, конечно.
Приехали в интернат. Это ужасное зрелище. Все заросло сорняками. Выбиты окна. Зашли во внутрь.
-Помнишь, где твоя комната?
-Честно? Не помню.
-А я помню. Я же тебе яблоки носил, помнишь? Через это окно подавал.
-А-а, точно.
Пустота, ободранные стены, на полу хлам какой-то валяется. Холодно. Вышли.
-А давай я тебе журавлей покажу?
– Это далеко?
– Нет, у нас есть время.
И вот мы у пруда, мимо которого ходили на дискотеку. Вербы стали еще краше. А вот и журавли!..
Садимся все в машину и едем в школу, затем в кафе. Меня никто не узнает, я половины узнать не могу. Непривычное состояние. 30 лет не прошли даром.
Собрались почти все.
Надо сказать, что в этот день у дочки Виктора был день рождения, ему надо было успеть домой еще и шашлык пожарить. Обещал дочке. Посидели мы пару часов и решили ехать. Самые первые. И тогда некоторые наши одноклассники вспомнили наш школьный роман и были просто в шоке.
Будучи под градусом, некоторые говорили:
-Вы что любовники?
-Вы что до сих пор?
– А какого черта вы не поженились раньше?
Мы посмотрели друг на друга и ничего никому не ответили. Сели в машину и какое-то время ехали молча.
По дороге я анализировала произошедшее. Зачем он повез меня в санаторий, в интернат, к вербам?…
Все просто. Это же места, где мы были счастливы. Почему рано уехали? Он позже сказал, что главное не стол. Да, главными были воспоминания о днях, проведенных вместе в далекой юности…
Попрощались мы тоже так, как будто завтра встретимся снова.
Дальше – редкие телефонные звонки, разговоры. Несказанное осталось несказанным. И правильно. К чему ворошить прошлое? Никто и ничего не поменяет в своей судьбе. Мы просто друзья.

Я знаю, что Витя никогда не откажет мне в помощи. Уже есть примеры. Когда моей дочери пришлось ехать в Киев, надо было в Харькове ждать поезд часов 8. Холод страшный. 9 Мая, все празднуют. А он приехал, забрал к себе домой, накормил, напоил, отогрел и отвез в нужное время на поезд.
Начались у нас военные действия – он единственный, кто предложил мне помощь. «Давай, – говорит,- я вам передам гуманитарку». Я, конечно, отказалась, но мне было приятно, что человек проявляет заботу.
Купил недавно себе дом, год назад буквально, и как склад РАО у нас взлетел, предложил мне с семьей переехать туда. Думал, что я без дома осталась.
Что это? Просто забота? 

Нет лишних слов. Есть поступки. И я вижу и ценю это.
Как хорошо, что мы понимаем друг друга без слов.
Диалог душ…
Как и 33 года назад…

2

Автор публікації

Офлайн 3 місяці

Валентина Пивоварова

16
Коментарі: 0Публікації: 10Реєстрація: 01-07-2020

Бронзове перо

Достижение получено 04.07.2020
Присвоюється автору, який подав на сайт 10 і більше публікацій