Для голосування необхідно авторизуватись

БЕГУЩИЙ К МОРЮ

В городе было жарко, и каменные скамьи из серых превращались в желтые, а потом в раскаленно-красные, и могли расплавиться, если бы их не накрывала ковром чья-то заботливая рука. Фонтаны с водой били тонкими струйками, но из них почти никто не пил, потому что вода была теплой и не утоляла жажду. Городские стены стояли плотным кольцом; по ночам было холодно, и казалось, что стены хотят сохранить жар дня.

После полудня, когда утихал шум утренних базаров, Грего ложился у городской стены и превращался в слух. Там, за стеной из песчаника, шумело море. Говорили, что его невозможно услышать из-за стены, что ухо может уловить разве что резкие крики чаек, если они подлетят близко к городской стене. Грего слышал. Он слышал, как оно бьется в основание стен, как закручиваются барашками волны, как глухо рокочут камни, когда их колышет вода. Иногда из-за стены приходили люди, они были высокими и сильными, пропахшими солью, а их одежда была еще влажной. Грего спрашивал их, как ему выйти к морю, но они лишь качали головами и переглядывались между собой. Тогда Грего возвращался в свою лавку, чтобы вновь продавать сувениры и украдкой слушать обрывки разговоров.

Зара жила в городе, в переплетении извилистых улиц, и чтобы попасть к ней в дом, нужно было подняться по каменной лестнице, чьи ступени были выщерблены временем. Она делала сувениры, ярко-красные сосуды из глины, куда можно было ставить букеты из мелких цветов, обжигала их в печи и расписывала птицами и цветами. Потом она надевала платье, которое колыхалось в такт ее шагам и блестело на солнце, бусы из яркого камня, а тонкие запястья украшала желтыми браслетами. Она шла на базар, в лавку Грего, чтобы отдать ему сувениры и лишний раз встретиться с ним глазами, и послушать, как он говорит с покупателями и как он молчит, когда из лавки выйдут все люди.

Зара зашла в лавку, когда там никого не было, и отдала Грего сосуды. Он доставал их один за одним, они умещались у него в ладони, и он их долго рассматривал, восхищаясь цветами и птицами. Зара смотрела, как он держит сосуд, и чувствовала, что лежит перед ним совершенно нагая, и он вспарывает ей тело, и достает сердце, и ставит его на место, потому что оно проваливалось, как только она видела Грего.  Зара опускала глаза, и представляла, как он приходит домой и приносит добычу, и бросает ее у жаркого очага, и снимает с себя шкуры, которыми обмотано его тело, и оставляет в углу копье, испачканное кровью. А она целый день бросала бы в очаг поленья, чтобы поддерживать огонь, и ждала бы его, и надевала к его приходу ярко-красные одежды.

– Ты хотела бы поплыть по морю, Зара?

Грего рассказывал ей о море, о том, что он слышал, лежа у городской стены, о людях, которые знали о кораблях, но ничего ему об этом не говорили. Он описывал ей чаек, их крик, который перекрывал шум волн, и убеждал, что чувствовал, как пахнет море – солью и ветром. И говорил, что Зара будет еще красивее, если искупается в море, и волны обступят ее тело, и она будет мокрой, и одежда облепит ее живот и бедра. Зара усмехалась и думала, что все это мужская блажь, и что стоит согреть постель пожарче, как он успокоится и перестанет думать о море.

Когда на город опустились сумерки, но лучи солнца еще бродили по улицам, Грего увидел, что городская стена поддалась, и по ней побежала трещина, и она очертила на поверхности полукруг. Грего по камешкам разбирал стену, и боялся, что она рухнет, и тогда прибегут жители, и быстро заделают дыру. Грего убрал камень и понял, что в дыру можно было пролезть на четвереньках, и он высунул голову, протянул за ней плечи и оказался за стеной. Грего увидел море. Увидел людей, которые ставят паруса, увидел весла, которые повинуются их дыханию, и дрожал так сильно, как не дрожал даже тогда, когда представлял Зару в мокром от волн платье.

Он пролез обратно в дыру, и поставил на ее место бочку, чтобы никто раньше времени не обратил на дыру внимание. Он побежал домой, и взял сумку, которая у него была уже давно готова, и накинул на плечи плащ. Грего быстро шел по выщербленным ступеням к дому Зары, чтобы рассказать ей о море.

Зара открыла дверь и обрадовалась, что Грего пришел к ней так поздно. Но он не заходил в дом, а стоял в проеме двери, и что-то возбужденно говорил, и плащ окутывал его плечи.

– Ты пойдешь со мной, Зара?

Она удивилась и не думала, что все может зайти так далеко. Она отступила в комнату, и Грего сделал шаг ей навстречу, и ветер поднялся на улице. Они стояли друг напротив друга, и ветер дул в открытые двери, плащ Грего трепетал и тянулся к Заре, а она стояла к ветру лицом, и платье облепило ее фигуру, и она была словно мокрой, такой, какой хотел видеть ее Грего.

– Ты пойдешь со мной, Зара?

Зара тряхнула головой, и волосы разметались, как языки пламени, и она улыбнулась, и улыбка обожгла Грего. Зара развернулась и пошла в комнату, где возле очага лежали поленья, а постель была накрыта покрывалом. Грего смотрел ей вслед, но на улице сильнее подул ветер, который принес соленый запах, и он вышел, и побежал по лестнице, держа в руках сумку. Зара растерялась, ее улыбка потухла, она подошла к двери, но решила оставить ее открытой, чтобы Грего, когда одумается, мог бы без труда вернуться обратно.

2

Автор публікації

Офлайн 4 місяці

zhukova_tat

12
Коментарі: 0Публікації: 7Реєстрація: 03-08-2020