Для голосування необхідно авторизуватись

Bertoni

Bertoni – фамилия реального человека, героя данного рассказа.

Все диалоги правдивы.

Все ощущения и чувства так же))

……….

Bertoni))

– Я напишу тебя, когда вырасту.
– Когда это будет?
– Не знаю… но это будет “the end”.
– Вряд ли. Самая важная часть твоей сущности навсегда останется маленькой девочкой.
– Стало быть, я напишу сказку….

Bertoni))

Он ничего не упускал из виду, наблюдая за мной на дальней параллели… Радости, скука, ссоры, кофе, секс, спагетти, цвет трусиков на свидании – все было прочитано им до того, как судьба положила мне на колени этот сценарий… Что там судьба! – Он сам писал этот сценарий))) Далекий демон, Люцифер моей души… Души? – да… он так и называл меня, по-славянски “Душа моя”… Тягуче-вермутово выворачивая на изнанку мое нутро, он посадил в самую его сердцевину, одно благодатное зерно – непреодолимое желание…. Однажды, через годы или, черт их знает, десятилетия, всего лишь раз прикоснуться кончиками пальцев к его волосам… и уйти, не оборачиваясь…

Bertoni))

Последняя страсть, пожалуй, самая страшная пытка для немолодого мужчины. Последняя – это в сто раз сильнее первой, в своей обреченности. Если первую любовь отшлифуют годы, оденет в аккуратную оправу мудрость, то последней суждено остаться первобытным самоцветом… Он никогда не рискнет придать ему драгоценную огранку, ибо в этом блеске умирает ослепленная душа…. тихо и одиноко.

Bertoni))

Дни не шли, они топали, порой ползли, студенели как брикетный кисель. Однообразные клонированные дни – близнецы ожидания. День и ночь, отсчитывая остатки года, притрушивая снегом, как песком рукописные страницы, традиционный предпраздничный антураж… они были прозрачны и бесцветны, как амебы. Ты мог бы подчинить мои чувства, грубо “оттрахать” мои эмоции, облизать и выплюнуть самолюбие… Нет! Ты применил самый простой метод, который был уже проверен – обесцветил дни))) “Ахроматическое спасение” не принесло тебе облегчения, лишь позволило спрятаться на время, отдышаться. Это был твой единственный козырь – я всегда соблюдаю правила игры)))

Bertoni))

– Благородная… я вернулся.
– Где ты был?
Ты обожал этот вопрос. Не ревнивый, не нарочито-театральный… вопрос, сидящего на коленях, ребенка.
– Расскажи мне.
Иногда казалось, что ты возвращался только что бы услышать это.
Закаленная душа таяла – кофе сбегал, остатки вчерашнего Givenchy на сонной коже дразнили… Запахи смешивались в единую мелодию настроения. Капкан захлопывался – начиналась пытка.

Bertoni))

– Почему ты исчез тогда?
– Потому, что моя жизнь там…
– Тогда… зачем ты вернулся?
Молчание… я привыкла к беззвучным ответам – только взгляд. Его не возможно было спрятать за стеклом очков, затушевать придуманным самообладанием. Он говорил против твоей воли:
– За воздухом… Мне нужно дышать, что бы жить.

Bertoni))

“Спокойной ночи, малыши”….. и легкий, как прикосновение бабочки, поцелуй. Не важно что тому предшествовало – заканчивал ты именно так.
Всякий раз засыпая, я пыталась найти, в вязком застывающем сознании, ответ на вопрос: как ты отыскал ключи?… ключи, которые я выбросила давно, дабы никто не тронул больше эту битую, загаженную, штопаную душу?
Но… сознание лениво отмалчивалось, а душа растерянно и глупо улыбалась. Взявшись за руки, они проваливались в сон, не забывая прихватить с собой тело)))

Bertoni))

Мы отматывали километры времени, преодолевали часы расстояний… Ничего не мешало этой, давно сложившейся, традиции, никому не позволялось прервать или нарушить этот диалог – он охранялся с австрийской щепетильностью ( хотя австрийцев ты недолюбливал – pardonner). Единственное, что было позволено взять с собой в подобное “путешествие” – “Столичную” с тоником и … немного коньяка.
Порой мне кажется, мое пристрастие к коньяку тебя умиляло… Slavianka).

Bertoni))

– Душа моя, я даже вижу как ты спишь… Неприкасаемый миг покоя.
– но… ты далеко.
– не имеет значения… я не рисую эту картину – просто знаю. Воздух, сотканный из темных пастельных оттенков, укрывает с головой вечно голое тело. Это покрывало слегка пропитано неизменным Givenchy – он всегда выдавал твои тайны))) И лишь едва слышный шепот…. ты всегда говоришь во сне.
Дыхание – белый флаг переговоров… твое перемирие с правилами реальной жизни)))

Bertoni

Глядя на снежно-свежие альпийские хребты за твоим окном, щедро одаренные утренним январским солнцем, я невольно улыбнулась… “Мы с Вами где-то встречались? Несомненно, господа! Как же… недалеко от Вены”… Я вспомнила их, тающие на горизонте, призраки. Здесь же они не скрывались, напротив – их хоровод, застывшей вековой пляской, окружал город. Сумасбродное чувство, что за их пределами ничего не существует, подогревалось не менее странной мыслью “А больше ничего и не нужно”…
– Мама! Это Италия?
Из размышлений меня вырвал вопрос дочери, взобравшейся на колени.
– Да…
– Это что? Горы?
– Это пограничники Мира….
И в голове отозвалось: “мира в моей душе”

Bertoni))

Мы распрощались как обычно – “prilichno” и … нежно. Мне предстоял уик-энд в столице, а ты отправлялся в недельную командировку во Францию. Ты часто “мотался” по Европе. Я любила эти поездки, порой, с удовольствием представляя, какое впечатление производит, по особому лекалу, элегантно выкроенный, со странным привкусом муската в голосе, мужчина на горничных отеля.
Твоя история напоследок…. ведь она была не спроста. Один из моментов, когда я кожей ощущала трепет с которым ты “рисовал” меня… каждую деталь: купе, книгу, колени и взгляд – ты продумывал каждую мелочь и конечно же ЕГО)) Шпиона, которому позволялось заглянуть под юбку моего сознания…. и даже прикоснуться к нему “prilichno”. Загадка по кругу: Что заставляло тебя окунаться с головой в этот мир историй и, что так физически возбуждало меня в них?
И так, выдав мне мартовский аванс своего таланта, ты отправился к соседке-Франции, оставив меня в купе киевского поезда с моряком.
Потеплело – моряк вернулся. Я была ему рада, делить вас на два не было смысла.
Bertoni))

Я не тосковала о тебе, Лорис… это было непривычно и странно… Это пугало. Впервые за долгое время не испытывать размеренно-покорной скуки, не окунаться в ожидание твоего “Ciao Musa”.
Исчез ты традиционно – без слов. Но чувствуя тебя на любом расстоянии, я понимала – что-то изменилось. Другая женщина? – возможно… но только в постели. Твоя придирчивая натура вряд ли воздвигла новый алтарь вдохновения. Да… вдохновение было твоей ахиллесовой пятой. И тело безропотно ему подчинялось…
На этот раз, ты будто припарковался в тени, пропуская вперед более резвых “гонщиков”, вереницы коих незамедлительно устремились ко мне… не философствуя о душе, в борьбе за тело. Отпуская меня, ревностно следил за выбором …. выбирать не хотелось.
Я смотрела тебе в глаза сквозь параллельно-меридианный слой воздушного пространства и горько улыбалась. Не осуждая, нет! Чертовы двадцать лет лежали между нами.
Преодолев расстояния, ты так и не смог победить страх – страх подчиниться мечте.
Я улыбалась, Лорис…. и уходила… по указанному тобой пути. И только едва слышное “Dysha moya” ласкало между лопаток характерным франко-итальянским акцентом))

1

Автор публікації

Офлайн 1 місяць

Evgenia Kolesnik

6
Коментарі: 0Публікації: 6Реєстрація: 17-08-2020