Для голосування необхідно авторизуватись

Дом на холме

ДОМ НА ХОЛМЕ

На высоком холме, у подножья которого от деревушки осталось несколько ветхих хат, стоял старый, заброшенный дом. Крыша его прогнила и поросла грибами. Весной ласточки прилетали к его стенам, вили свои гнезда и, улетая осенью, благодарили за гостеприимство. Холодной зимой полевые мыши находили приют в норах потрескавшихся саманных стен. Двор зарос высокой травой и кленами.
За домом рос вишневый сад. Старые деревья спутались длинными тонкими ветвями. Под одной из вишен все еще стояла перекосившаяся лавочка…
То было утро ранней весны. Кое-где пробивались одуванчики. Серый холодный дом наполнялся лучами восходящего солнца. На земле под деревьями лежал снег, но после восхода солнца, он превратился в ручейки, стекающие с холма к вьющейся между хатами речушке.
Так все было, когда Филипп вернулся домой. Много лет он путешествовал по свету в поисках лучшей жизни, но все же вернулся туда, где когда-то давно бегал босыми ногами по мокрой от росы траве, гонял птиц, сидел вечерами рядом с дедом и слушал истории про далекие земли, где нет голода, где люди встречают тебя улыбкой. Теперь он сам мог часами рассказывать такие истории. О разных странах, о разных людях. И о том, что потратил жизнь, чтобы найти счастье, и только к старости понял, что ушел от него после смерти деда.
Филипп осмотрелся. По его огрубевшей щеке покатилась капля. Он видел старый крест. Могила его деда. «Ты мне так много рассказывал… Почему не сказал, что счастье можно найти только на родной земле?» Филипп склонился на колени, взял пригоршню земли, поднес ее к губам и поцеловал. Теперь он уже не мог сдерживать слез. Вспомнилось, как они с дедом крыли крышу новой соломой… Как он впервые услышал песню травы, и часами мог лежать на земле среди цветов, вдыхая густой аромат полевых трав…
Филипп обошел вокруг дома, зашел в сад, присел на лавочку. Вспомнил, как в детстве сидел на этой лавочке и считал звезды, как лазил по вишням, не боясь, что упадет. Неужели он видит тот самый дом и сад? Невольно вспомнились слова деда: «Этот дом всех нас переживет. В нем еще мой дед жил, и твои внуки жить будут».
…Внуков у Филиппа не было. Не было и детей. Он… один. Рядом никого и… некому рассказать о раскрытом секрете. Неужели некому?
В углу старого дома стояла рассохшаяся кровать. Филипп сел на нее, достал из потрепанной сумки ручку и начал писать. Глаза закрывались от усталости, тело болело от долгой дороги, но душа была спокойна. Она нашла приют в родном доме, где много лет жили только комары и мыши.
Филипп закончил писать, лег и уснул. Когда первые лучи солнца осветили комнату, и солнечные зайчики играли на стене, старик не встал с кровати. А через несколько дней рядом со старым крестом появился еще один – новый сосновый крест.
…В середине лета детский смех нарушил тишину вишневого сада. Мальчишки пришли нарвать вишен. В этом году ветки деревьев чуть не лежали на земле под тяжестью поспевших ягод.
— Давайте зайдем в дом, — предложил кто-то.
Они открыли дверь, и запах сырости ударил в лица. В углу стояла кровать. По углам висела паутина, жужжали мухи. Стены давно обсыпались и были похожи на деревья, с которых ободрали кору.
Аркаша держал в руке несколько спелых вишен. Споткнувшись на прогнившем полу, он выронил ягоды, они покатились под кровать. Мальчик нагнулся и… увидел на полу пожелтевший листок бумаги. Аркадий поднял его. Весенние дожди размыли половину букв, надо было немало постараться, чтобы прочесть написанное.
Вечером Аркадий сидел на берегу речушки. Он восстанавливал на желтом листке букву за буквой. Его лицо было сосредоточено, губы шевелились. Наконец, можно было прочесть все:
«Жизнь приходит, как весна. Горит желтыми полями одуванчиков, танцует под песни птиц, но… однажды наступает осень. Человек вдруг замечает, что одуванчики давно превратились в белые пуховые шарики и разлетелись по полям… Похоже, что главное уже было, прошло! Хорошо, что есть в жизни что-то, что делает ее вечной. Это – счастье! Оно в том, что ты разлетишься, как одуванчик. К осени тебя будет во много раз больше, чем было весною. Так жизнь не заканчивается. Но если твоя осень бесплодна, если она превратилась в вечную зиму, укрыла душу холодами и слоем снега, тогда твоя жизнь прекращается. Навсегда! Я был далеко. Я много видел. И я понял, что в чужой для тебя стране ты одуванчиком не станешь».
На потемневшем небе появилась первая звезда. Аркадий посмотрел на нее и загадал желание. Ему очень хотелось понять, что значат эти слова в записке… Ведь что-то хотел сказать умерший в старом доме никем не узнанный бродяга…

Наталья ТАРАСЕНКО

2

Автор публікації

Офлайн 6 місяців

Tarasenko_Nata

14
Коментарі: 0Публікації: 5Реєстрація: 09-04-2021